Оглавление
 
Рейтинг@Mail.ru

- Что для вас театр? Что вы вкладываете в это понятие? Что вы от него получаете?
- Ничего мы не получаем, только вкладываем,
- не сдержался кто-то из молодых.
- Вы понимаете, что я хочу сказать? – настаивал ревнитель театра.
Диалог после спектакля.

Его не понимали. Ни один сидевший в зале. Самое ужасное, что именно этого не понимал Он, продолжая свой монолог дорвавшегося режиссера.

- Когда Он уже всё? – не выдержала примадонна, - Хочется переодеться, я после спектакля замерзла, а там кофе стынет…

- И не только кофе, - прошипел сквозь внимательную улыбку комик, - думаешь, мне не хочется после женской роли отмыться и снять каблуки? Как вы ходите в колготках, холодно же!

- Мужики! Молчи и терпи, наших подведем…

Подводить «наших» было нельзя. На кону стояло присвоение театру звания «народный». И не то, чтобы оно было сильно надо… Просто за сомнительным удовольствием носить звание «народный театр» слышался регулярный шелест свеженьких купюр…

Лирическое отступление номер раз. Можно долго говорить о высоком предназначении театра, но без банальных денег постановка невозможна. Костюмы – деньги, реквизит и декорации – деньги, запись музыки – деньги. При наличии своих неоплачиваемых художников по костюмам (и хорошей костюмерной), бутафоров (и прорвы реквизита в закромах родины) и композитора (ему бы еще оркестр Большого театра!) в 2008 году постановка спектакля обходилась театру «У Гаши» минимум в 7 тысяч рублей. Средний доход от продажи билетов на 1 спектакль – 1,5 тысячи рублей, из которых нужно еще отдать за аренду зала. А спонсоры наших постановок - сами актеры, подкупающие необходимые их героям 2 метра бархата, килограмм персиков, бинты, свечи, посуду…

Итак, мы решили: пусть без любви, зато с возможностями. И вот уже режиссер из области, призванный определить степень нашей «народности», произносит речь после отсмотренного спектакля. Начал Он оптимистично:

- Ругать я вас не буду. Это сделает комиссия, которая приедет на ваш следующий спектакль, который нужно сыграть через 2 недели.

- … А сегодня Он нам на… зачем был нужен? Чего ради устроили гонку с выпуском полусырого спектакля, игравшегося больными актерами?

Актеры ощущали себя обманутыми. Вопреки первоначальной информации приехавший режиссер ничего не решал. Мало того, что наши усилия оказались никому не нужными, да еще и продолжение следовало! При этом следующий спектакль должен быть уже по другой пьесе… Снова в спешке ради показа Комиссии играть сырой спектакль, за что от этой же Комиссии и получать? Да, мы не МХАТ и не Малый, но и уровень самодеятельности мы перешагнули. Делать спектакль хуже своих возможностей неприятно и неприлично.

Дальнейшее выступление режиссера было, судя по всему, «Типовой речью для такого повода». Нет, мысль в выступлении наверняка заслуженного работника культуры была! Но очень … режиссерская.

- Какая органика! Какая естественность! У нас в области 29 народных театров, все потрясающие! А на вас еще и зрители ходят, и такие деньги платят… Я слышал, что у вас уникальный театр, но какие-то вы необычные. Вы не народный театр, скорее литературный. Хотя и не литературный…

Лирическое отступление номер два. Произнося приличествующий ситуации текст «Типовой речи», режиссер сообщил, что внимательно ознакомился с историей нашего театра. О, лукавство! Почему же тогда Вам ничего не сказало название театра «домашний»? Не может же опытный работник культуры не знать о традиции домашних театров, появившихся в России еще в XVIII веке! Тем более Он припомнил театр Болотова – один из самых известных домашних театров России. И именно болотовский театр стал первой труппой, в которой не просто играли дети (такое было и раньше), а театром, репертуар которого изначально выстраивался на детей.

Хотим мы этого или не хотим, но организационно мы полностью повторяем болотовский театр. Никто сознательно к этому не стремился, но так сложилось. Как и у Болотова, в наших спектаклях играют дети и взрослые, правда, наш театр не детский, а, скорее семейный, домашний. Театр народный от театра домашнего отличается очень многим. К примеру, наш театр, в лучших традициях века XVIII, не режиссерский, а актерский. Ну, нет у нас режиссера в современном понимании! Да и где взять того, кто с нами сладит? Силой можно справиться со штатным коллективом, а с «нашей кучей», как мы себя сами называем…

Ничего удивительного, что в сознании приезжего мы никак не укладывались в традиционную схему привычного ему народного театра с режиссером, непризнанным гением местного масштаба, и кучкой восторженных девиц, хронически поступающих во все театральные ВУЗы страны с неизменным «Любите ли вы театр?»

Режиссер так и не понял, что театр «У Гаши» юридически обладает теми же правами и обязанностями, что и домашний призрак. Это группа увлеченных непрофессионалов, которая может собраться, а может и не собраться, а потому никому ничем не обязана. Нравится – играем, не нравится – не играем. Приятно, что это понял местный отдел культуры, но об этом в другой раз.

Приезжий явно привык нравиться. И он был озадачен. Уместно вежливые лица старейшин театра восторга не излучали. Типовой характер ситуации был очевиден, а потому не мог вызвать эмоций у людей, увлеченных своим делом. Да и мысль режиссера неприятно туманилась: ему вроде бы спектакль и понравился, но говорил он об этом так, что актеры чувствовали себя оплеванными. Самое главное, что каждый из актеров мог буквально одной фразой обозначить недостатки спектакля. Делать вид, что мы их не знаем и не понимаем, а впервые слышим от приезжего, который никак не мог их сформулировать, было противно.

Радовало только одно: спектакль играли «старики», на них и выпала «удача» выслушать умные мысли гостя. Если бы на месте «стариков» оказались «дети», боюсь, некоторые из них из театра просто ушли.

И жаль, что эта речь не была услышана зрителями. Они искренне смеялись и переживали за героев пьесы. Да, отдельные моменты могли быть лучше, и это мы наверстаем на повторе, но, как минимум, добрых слов наша работа заслуживала. Так и не дождавшись восхищений, режиссер умолк, пригрозив приехать на репетицию.

И приехал. Подробного описания это событие не заслуживает. Скажем лишь, что режиссеру, решившему править чужой спектакль, не к лицу обнаруживать на репетиции незнание известной пьесы и непоследовательность своих суждений. Ставить в вину игнорирование ремарок автора можно лишь в том случае, если сам свято их соблюдаешь, иначе приходится признавать право на собственное прочтение.

Нажатия на привычные рычаги явно не давали приезжему желаемых результатов. Неприятно поразило гостя полное отсутствие в театре профессионалов. Видимо, после увиденного накануне спектакля у режиссера сложилось иное мнение.

И вот что точно не понравится ни одному режиссеру, так это наши актеры! Особенно «старики», те самые, с органикой и естественностью. Среднестатистический актер театра «У Гаши» - творческий человек с высшим образованием, состоявшийся в своей профессии, счастливый в браке, увлекающийся театром в свободное от семейных забот и работы время. Заставить такого актера делать что-то против воли невозможно. Его можно лишь увлечь.

Ничего хорошего в этом, может, и нет. Но мы такие. Не удивительно, что на репетиции «старики» стали активно спорить, причем спорить аргументированно. Не занятые в споре актеры попросту занялись своими делами. Ну, нельзя режиссеру не уметь держать аудиторию! А город можно было взять обаянием…

Единственное, что действительно оценил приезжий, так это красоту наших дам! И в этом мы с ним согласны! Как деятельно он включился в постановку сцены с очаровательной героиней, лично показав герою, что он должен с ней делать!

Спешно отметив командировку, тульский гость умчался. 

Лирическое отступление номер три. Гашинцы, изучив информацию о работе 29 народных театров нашей области, но не ту, что содержится в отчетах культработников, а ту, что доступна простому жителю тульского края, поняли, что для соответствия среднестатистическому народному театру нам просто надо стать проще. А именно:

  • набрать в качестве актеров школьников или студентов, которые будут строго выполнять указания режиссера;
  • найти того самого строгого режиссера, которому оно надо управляться с этими школьниками или студентами;
  • обеспечить систематическое участие театра в мероприятиях, организуемых по нужным поводам областным народнотеатральным начальством;
  • ликвидировать своего драматурга (Ставка не предусмотрена. Что, мировой драматургии мало?);
  • ликвидировать своего композитора (Сказано же, ставка не предусмотрена. Здесь вам не Большой театр, а коллектив художественной самодеятельности. Купите в ларьке кассету и крутите);
  • ликвидировать своих художников по костюмам (В профессиональных театрах шьют проще. И дешевле);
  • изъять развернутую информацию о театре с неофициальных сайтов Интернета, заменив ее на упоминание о существовании театра в отчете главы муниципального образования.

Увы, но нам это сделать сложно. И не потому, что лень. Просто мы другие. Как это не банально, но снова напомню: мы – театр ДОМАШНИЙ.

Последнее лирическое отступление. Задача домашнего театра не столько достижение высот актерского мастерства, сколько объединение всех поколений семьи, привитие молодым хорошего вкуса, умения достойно организовать досуг.

Руководит таким театром не режиссер со своей железной волей, а один из старших членов семьи. Причем его авторитет как организатора процесса (режиссер – нечто иное) держится не на его должности постановщика, а на безусловной любви и уважении всех членов семьи. Ему помогают еще несколько старших членов семьи, которые на правах своего опыта и уважения организуют отдельные процессы постановки. Именно эта группа старших членов труппы общим голосованием решает все вопросы существования и развития театра.

Жизнь домашнего театра не ограничивается спектаклями. Театральность распространяется и на другие сферы жизни: совместное отмечание праздников, поездки, походы в другие театры, музеи… Домашний театр - прежде всего семья, а не труппа. Домашний театр не начинается с вешалки, это образ жизни.

При этом сложно отрицать, что театр «У Гаши» уже давно стал одним из знаковых явлений общественной и культурной жизни Богородицка и даже области. Специально никто из нас ничего подобного не планировал. Мы вообще живем и играем в свое удовольствие, а потому делаем это искренне, без «Типовых инструкций». Может быть, потому больше 20 лет наши постановки и собирают зрителей, которые после первого спектакля стремятся попасть и на другие? К нам не просто идут, к нам едут из Москвы, Питера, Новосибирска… Тула и Новомосковск уже давно не считаются. Овальный зал Дворца-музея в последнее время перестал вмещать всех желающих, из-за чего мы начали играть в большом зале ДК «Электроник». Там, правда, свои минусы, и в музей мы непременно вернемся, но это другая история.

Мы такие. И если это нравится не только нам, но и зрителям, может, что-то в этом есть? Ведь самое главное, что нас объединяет, – искренность. Лучшее тому подтверждение – этот сайт. Никакая «Типовая инструкция» не заставляет вас писать свои отклики на наши спектакли. Тем не менее они регулярно появляются. Никто не заставляет вас сожалеть о том, что по разным причинам не попали на очередную премьеру. Тем не менее… Никто не велит современным драматургам слать нам свои пьесы. Тем не менее последняя премьера «Если будешь ты со мной» появилась именно так.

А потому вече гашинцев постановило:
  1. Для Комиссии больше не играть.
  2. На звание «народный театр» наплевать и забыть.
  3. Право определить степень нашей «народности» предоставить самому народу.
  4. На третьем десятилетии жизни театра, как и прежде, играть для своих зрителей. 

Вы спросите, почему? Да просто мы такие.

И мы вас любим, дорогие наши зрители! Надеемся, это взаимно?

Рагим Мусаев

Опубликовал(а): Admin, 11.01.2009
Наверх