Оглавление
А.Т. Болотов
Богородицкий парк
 
  • Hydra
  • hydra
  • hydrainform.com

Рейтинг@Mail.ru
 
Главная
 

     Оглавление >> Богородицк, начало

Первые новоселы

Н.Малеванов

Однако несмотря на предприимчивость определенных к десятинной пашне воевод, сначала Д.А.Хомякова, потом С.Е.Нелединского, выжимавших в общем всё возможное из служилых людей, Богородицкий пашенный завод за три года так и не сдвинулся "с 319 десятин в поле, а в дву по тому ж". Выявившиеся с самого начала его организации "нерадение и оплошки воевод", хронический недостаток рабочей силы заставили царя и его окружение искать более надёжные формы ведения хозяйства. Собрать и прислать из окольных городов 1000 человек служилых было, видимо, не только трудно, но и невозможно. Выход в тех условиях был один: обратиться к эксплуатации крестьянского труда. В отличие от служилых людей зависимые от феодала и привязанные к месту своим хозяйством крестьяне являлись, конечно более надежными работниками.

Первые поселенцы - 50 крестьянских семей - присланы были "на вечное житье" в новопостроенный город на Упёрте 12 августа 1664 года. Это было третье место, куда их привезли после долгих мытарств в Кашире, а ещё раньше, в Москву. В столицу они были присланы с обжитых мест на Тамбовщине М.И.Еропкиным, производившим сыск беглых в Керенске, Верхнем Ломове и Нижнем Ломове. После разбора в Москве немногие из них, годные к службе, были "взяты в стрельцы, а иные в Домодедовскую волость для пашни". Но большинство присланных оказались "стары", "увечны", "бездетны", а "иные малы", и в стрельцы их "не приверстали". Не взяли и "в пахоту". Набралось таких 108 семей. Всех их велено было отправить в марте 1664 года в Каширу и там "поставить на дворах посадских и иных жилецких людей до государеву указу".

На смотре в Кашире объявилось их только 70 семей. Без отпуска съехал "неве-домо куды" и провожающий их боярский сын К.Волчков. Пока решалась судьба прибывших 70 семей, ломовцы и керенцы, приехавшие на лошадях "живучи на Кашире", распродав их, "проели", а остальные бродили "по миру". От голода стали умирать дети и обессилившие взрослые. Влачившие кое-как своё существование терпеливо переносили все невзгоды и лишения, но уже мыслили "от той нужды и голоду бежать" и "итти врознь". И только 11 июля 1664 года указом царя велено было оставшихся "с Каширы послать на вечное житье в новый город, что построен в Дедиловском уезде на реке Упёрте, и устроить их в службу, а которые в службу не годятся и тех в пашню".

Но до того, как их приняли подъячий и стрелец, посланные Хомяковым, Каширский воевода Я.Шаховской "за посулы" отпустил ещё 20 семей ломовцев и керенцев.

После всех проволочек 7 августа 1664 года 50 оставшихся семей керенцев и ломовцев, наконец двинулись на шести своих и 16 каширских подводах к месту своего нового жительства. Прибывшие оказались "все бедны и безлошадны и безодёжны". Как и служилым людям, переселенцам по указу велено было давать "хлеб и соль помесячно". С помощью служилых людей, находившихся "у хлебного заводу" на правом берегу р.Упёрты (очевидно, по линии современной улицы Коммунаров), стали "строить дворы" и "рубить" избы. Лес на избы приказано было возить тем же служилым людям. В конце ноября 1664 года из Нижнего и Верхнего Ломовых и Норовчайского городища Еропкиным были отправлены в Богородицк ещё 37 сыс-канных семей "беглых волостных крестьян с женами и детьми".

В более позднем "предании" о происхождении с.Ломовки, приводимом П.И.Ма-лицким в книге "Церкви и приходы Тульской Епархии", остались лишь какие-то на-мёки на реальные исторические факты. Вся их интерпретация, не говоря уже о сме-шанной хронологии, является позднейшим домыслом жителей Ломовки в переложении самого П.И.Малицкого.

Ссылаясь на старожилов, он пишет, сто село Ломовка существует с начала XVII столетия и находилось первоначально при впадении в реку Упёрту. Первые поселенцы в этом селе были якобы военнопленные поляки. Их будто бы обязали помогать в военное время при перевозке через реку артиллерии или пушек, отчего этот поселок и стал называться Пушкарской слободой. "Во второй половине XVIII столетия граф Бобринский, во владение к которому поступила эта слобода, приказал жителям её выселиться в лесистую местность, лежавшую от слободы в 2-3 вер-стах. Для устройства нового поселка крестьянам пришлось корчевать лес. Во время этих работ два крестьянина подрались и в драке один другого убил ломом. Поэтому будто бы и назвали новый поселок Ломовка".

В действительности же наименование слободе, а затем и селу дали по месту прежнего жительства первых поселенцев - ломовцев - городу Ломову. Воспоминание о том, что "поселок стал называться Пушкарской слободой", имеет под собой, видимо, тот реальный факт, что слобода Ломовская в бытность её под Богородицком (а не на реке Кузовке), находилась в соседстве с Пушкарской слободой на том месте, где ныне находится село Ломовка. К переселению ломовцев первый граф Бобринский не имел никакого отношения, так как это было сделано за долго до него.

Новосёлам пришлось также помогать, "по рассмотрению" в обзаведении ло- шадьми и скотом. Именным указом Д.А.Хомякову разрешено было продать для этого рожь и овес. На вырученные деньги и предписывалось закупить лошадей и "всякую животину, а иную животину велено взять с дедиловских жилецких людей". На эти же цели, по-видимому, была израсходована и часть денег из 500 рублей, полученных им в Приказе Тайных дел в начале 1664 года на городовое строение и пашенные расходы.

Закупленный скот раздавали спустя некоторое время не всем сразу. До раздачи ходило в стадах, по словам воеводы, лошадей, коров, овец и свиней "с 300 скотин и больше".

Даны были вероятно, также плуги, и косули из спрятанных разбежавшимися служилыми и заржавевших в земле, которые хотели уже переделывать "во что годятся", а, может быть, и из тех, что ковали в Богородицке тульские кузнецы, делав-шие у хлебных заводов "всякие железные поделки" с 1663 года.

Без особых хлопот завершено было поселение к 1667 году крестьян, привезённых из-под Калуги и других мест, на реке Упёрте под Иевлевым болотом. Из-за от-сутствия плотников заминка тут произошла со строительством церкви для новопоселённых людей, хотя "благословенная грамота" из Патриаршего казённого приказа была послана ещё в августе 1664 года.

В конце 60-х годов XVII появляется и село Малёвка, или по-тогдашнему Воскре-сенское. Первые поселенцы села были переведены из села Дехтяново Переяславль-Рязанского уезда, входившего, как в Богородицк, в состав царской вотчины.

Судя по тому, что Нелединский отпускал их "до вестей" в с.Дехтяное в декабре 1668 года молотить свою рожь, привезли их, вероятно, летом этого года.

Уже в результате первого этапа принудительной крестьянской колонизации была не только расширена пашня около Богородицка, но и освоена к 1670 году часть земель на западе по течению реки Упёрты в районе села Иевлево и на юг от города в долине реки Малевки. В это время за речкой Вязовкой пахали на государя 834 четверти с третником, т.е. около 417 десятин в поле. На себя же крестьяне пахали всего 350 десятин. Под городом, в Ломовской слободе, у 58 дворов, в которых про-живало 236 человек мужского пола, крестьянская запашка составляла всего 170 четвертей в поле, или 75,5 десятины. Во всех трех полях на двор приходилось немногим более трех десятин (в зависимости от рабочей силы и скота во дворе количество земли, обрабатывавшееся одним двором в трех полях, колебалось от 1,5 до 9 десятин).

В селе Иевлеве 55 дворов с 212 мужчинами распахали 90 десятин в поле. Крестьяне самого большого села - Воскресенского, в котором уже в то время считалось 117 дворов и 442 души мужского пола, успели поднять по 175 десятин в поле, а "в дву по тому ж". (В среднем по 4,5 десятины на двор). По-видимому, это объясняется тем, что переведенцы села Дехтяново в отличие от ломовцев переехали со своими орудиями труда и рабочим скотом.