Оглавление
А.Т. Болотов
Богородицкий парк
 

Рейтинг@Mail.ru
 
Главная
 

     Оглавление >> Великая Отечественная война

Шёл сорок первый год

Из воспоминаний А.Н.Бутырского

Жил я тогда в городе Ефремове Тульской области. Над городом пролетали на Москву немецкие самолёты. Вот уже под Смоленском, Ельней, Дробогужем бои. 3 октября взят Орёл. Через Ефремов день и ночь тянулись беженцы, стада колонны тракторов, конные обозы.

11 октября, выпал первый снег, и впервые я не ходил купаться на речку. Под вечер немцы бомбили железнодорожный мост. Сбросили десятка полтора бомб с большой высоты, но рассеяние было большое, особого вреда не причинили. Всё же паника в городе была. Завод по производству каучука, спиртзавод и другие предприятия прекратили работу, учреждения в основном эвакуировались.

Дней через десять меня вызвали в военкомат.

- Город Богородицк знаешь?

- Знаю.

- Пойдёш сопровождающим на сборный пункт. В группе 100 человек, в основном нестроевики.

- Я заглянул в список. Меня нет. Спрашиваю:

- А мне куда?

- Поезжай на Урал. Устроишся на завод. Народ там сейчас нужен. Может в институт поступишь. Возми с собой аттестат и другие документы, не забудь свидетельство об освобождении от воинской службы.

Утром 17 октября вышел из Ефремова. Ночью опять выпал снег. До Богородицка семьдесят километров, но шли три дня. На второй день пытался связаться с Ефремвом по телефону - связи уже не было.

По дороге мы встречали разрозненные группы солдат, многие шли без оружия, поясных ремней пилоток. От них мы узнали, что под Вязмой большая группа войск попала в окружение. Выбирались кто как мог.

В деревне, где остановились на ночлег, встретили двух лётчиков со сбитого и упавшего на краю нашего скоростного бомбардировщика ПЕ-2. Они ждали приезда комиссии. Так как ни по радио, ни из газет ничего правдивого узнать было невозможно, то расспрашивали лётчиков о положении на фронтах, куда они летали на разведку. "По секрету" они рассказали, что фронт рухнул, до Москвы никаких войск больше нет. Путь на Москву открыт.

Уже в воинской части от москвичей-новобранцев узнали о панике, царившей в эти дни в Москве, об эвакуации правительства, учреждений, заводов и фабрик.

А в Богородицке на списки не посмотрели, начали формировать взводы и роты. Безо всяких комиссий составляли списки. Встал и я в очередь.
Записался. Потом - перекличка, построение по четыре в колонну и марш-марш на восток...

Наконец, погрузился в эшелон, в теплушки. Уже ноябрь, на улице снегу чуть не по колено, морозно, а мы одеты по-летнему. Куда везут не знаем.
Но вот команда: "Выгружайтесь" Что за станция? Иошкар-Ола. Распределились по деревням. Учим уставы, винтовку, гранаты. На улицу не выйдешь, когда мороз. Радио нет. Командиры живут отдельно.

Узнали, что в соседней деревне, в двеннадцати километрах, у учительницы есть ламповый приёмник. Одеваем одного во что потеплей и на лыжах - туда за новостями.

В декабре узнаём: погнали немцев от Москвы. Освобождены Кашира, Узловая, Ефремов. Тут мы все заволновались: "Даёшь фронт!".